Папа, а когда я, наконец, смогу приходить домой во столько, во сколько мне захочется?
— Не знаю, сынок, я сам еще пока не дожил до такого возраста.